• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:18 

Лилиан де Винтер

Она приехала сегодня!
Прямо из самой настоящей Америки!


И даже в "родной" коробочке!


Кое-как, но пофотографировались:
*
*


А вот самая удачная, самая концептуальная и кое-что проясняющая фотка:



16:59 

Лотерея

21.06.2011 в 03:03
Пишет Юралга Норд:

Лотерея!
Разыгрываются сразу семеро котов - по коту на душу.
Правила простые:
1. Опубликовать запись в своем дневнике,
2. Оставить в комментариях к оригинальной записи ссылку на свой перепост,
3. Ждать до осени, а в сентябре я определю семерых победителей - методом случайного тыка.



..осенью летнего дождя порой очень не хватает, знаете.

URL записи

23:43 

Бродяги



Мы люди без бумаг - толпа бродяг,
Не можем угла - себе найти.
Открой ворота нам, о Нотр-Дам!
Пусти! Пусти!

Мы люди без бумаг - толпа бродяг,
Не можем угла - себе найти.
Открой ворота нам, о Нотр-Дам!
Пусти! Пусти!

У нас над головой - лишь небосвод сырой,
Ни крыши, ни тепла - всё отняла судьба.
И кто ж поможет нам? А только Божий храм.
Пусти! Пусти!

Мы люди без бумаг - толпа бродяг,
Не можем угла - себе найти.
Открой ворота нам, о Нотр-Дам!
Пусти! Пусти!

Как ты хорош, Париж! Ты сладко пьёшь и спишь!
А мы, как мелкий скот, ютимся у ворот.
Но пойдём на всё - и мы возьмём своё!
И мы возьмём своё!
Возьмём!

Мы скопище бродяг - куда идти?
Нигде без бумаг - нам нет пути.
Мы скопище бродяг - куда идти?
Нигде без бумаг - нам нет пути.
Мы без бумаг нам нет пути
Мы люди без бумаг - толпа бродяг,
Не можем угла - себе найти
Мы люди без бумаг - толпа бродяг
Мы люди без бумаг - толпа бродяг,
Не можем угла - себе найти
Ни крыши, ни тепла - куда идти?
Не можем угла - себе найти.
О Нотр Дам - ведь ты же Божий храм:
Пусти! Пусти!

И мы на всё пойдём и- о Нотр Дам!
И угол найдём - о Нотр Дам!
Открой ворота нам, о Нотр Дам!
Пусти! Пусти! Пусти! Пусти!

16:03 

...

08.06.2011 в 11:32
Пишет Anirina:

посмеяться
Подсмотрено))

- умиротворения — это когда наелся варенья и умер
читать дальше

URL записи

URL записи

23:11 

Ольга Пулатова

Жаль, дома оставила бензопилу.
Всё равно мне никто здесь не рад.
Посадили меня в самом дальнем углу
Чтобы реже встречать мой взгляд.

И дали мне в руки бутылку пива,
Чтобы только я не выла тоскливо
И обращались ко мне иногда,
Наверно это и есть доброта.

Оставьте меня в покое, люди.
Не сжимайтесь плотным кольцом.
Вы брезгливы ко мне, как к червям и простуде,
Но всегда с дружелюбным лицом.

Я стесняться уже не стесняюсь совсем,
В своем страхе иду до конца.
И слова говорю, непонятные всем
С выражением глупым лица.

Я буду сама допивать эту грусть.
Никто не поможет мне, если сорвусь,
Но искренне спросят: "Как жизнь, как дела?"
Наверное, это поддержка была.

Оставьте меня в покое, люди.
Не сжимайтесь плотным кольцом.
Вы брезгливы ко мне, как к червям и простуде,
Но всегда с дружелюбным лицом.

Скажи мне как другу, скажи, только честно,
Я здесь неуместна? Совсем неуместна?
Скажи мне легко, объясни мне подробно,
Тебе некомфортно со мной, не удобно?

21:49 

Цитата

— Иди к нам, — сказала Пракошка Варвара Желтому Льву.
— Я умер, — грустно объяснил Лев, — потому что убит. Варвара засомневалась:
— По-моему, от тебя длится.
Лев поискал вокруг себя чего-нибудь. Было темно. Пракошка села копилкой, погладилась своими полосками и усмехнулась.
— Длится — что? — Лев вдруг испугался, что умер неправильно.
— От тебя длится вглубь Желтая Тень, а вверх длится Душа. Ты вполне можешь идти к нам ими.
Невозможно, испугался Лев и шагнул. Из земли в Льва впрыгнула его Тень, а сверху охотно вдохнулась озябшая без тела Душа.
Лев согрел холодное.
— Я опять родился? — спросил он.
— Этого я не знаю, — зажмурилась Пракошка.
— А дальше как? — спросил Лев.
Он оглянулся туда, где Тени всегда параллельны Львам. Там оставалось вечно, темно и тихо.
Варвара вышагнула из копилки, потянулась и сбросила с себя Полосатую Тень.
— Всегда хотелось поносить что-нибудь желтенькое, — проворчала она, покосившись на Льва. И отправила свою Тень догонять вполне желтую Тень Листа.
Лев замер.
— Ты... — Он хотел быть деликатным. — Тебя — тоже нет?
— А ты как думаешь? — усмехнулась Варвара. — Кому-то же надо все охранять. С двух точек зрения проще.
— С двух? — Лев не понял. Наверно, Пракошки могут думать только прамыслями. Он попробовал для проникновения посидеть копилкой. Варвара не одобрила.
— Эта поза не выражает Львов. — Про две точки она промолчала. Лев терпеливо ждал, пока в Варваре народится новая прамысль. Удовлетворившись паузой, Варвара объяснила:
— Жизнь только может. А помнит — прах.
— Мне казалось, что мочь — важнее, — удивился Лев.
Пракошка фыркнула в сторону насмешкой:
— Так многие решают. И живут, не умея научиться. Потому что не помнят. Две точки — это помнить, чтобы правильно мочь.
— Наверное, очень трудно совмещаться в двух местах сразу, — зауважал Лев и интеллигентно превратился в львиного котенка, чтобы не очень возвышаться над Пракошкой.
— Трудно, — согласилась Варвара, — но не слишком. Чтобы жить вечно, надо каждый день умирать.

Татьяна Тайганова, "Красное сафари на желтого льва"

02:57 

Мукольный сон

Сегодня приснилась Соня.
Как будто Майя упала со стола, я полезла ее поднимать, а достала Соню. Смотрю, и не могу понять, в чем дело — вроде и лицо то же самое, и волосы белые, а сама-то она темнокожая!
Потом смотрю — а Майя никуда не падала, сидит там, где обычно. Так что вдруг у меня их две оказалось, и Соня, и Майя!

Хотя, как ни странно, Соню я никогда особо не хотела. Думаю, даже если бы она как-то мне досталась, я бы сменила ей парик на негритянский. А то как-то странно, негритенок с прямыми белыми волосами.
Про австралоидов я сама на форуме писала, но так они же все равно кудрявые...

Upd: Сегодня приснилось, что в магазине "Перекресток" стоит тележка, заполненная Сонями. Одни из них беловолосые, а другие без паричков. В костюмчиках "зимней" Тани (джинсовые мини-юбки и белые курточки), только майки и обувь разных цветов. Глаза у всех Сонь густо подкрашены черным. А вот цвет тела необычный. Вроде бы темный, как положено, но на свет - полупрозрачный коричнево-золотистый, словно куклы сделаны из стекла или янтаря цвета ириски.
На тележке был ценник. И цена была то ли 10, то ли 12 тысяч — стандартная, то есть.
А мы с мамой рассматривали Сонь и решали — взять или нет.
запись создана: 25.05.2011 в 19:10

11:50 

Гадание на кофейной гуще


01:15 

Искусство Рене Лалика

Дело было еще зимой.
Мы с Марысей узнали о том, что в Кремле проходит выставка работ Рене Лалика. В новогодние каникулы выбрали день и пошли смотреть на эту красоту.
Очередь в кассы была огромная, мы замерзли, пока стояли за билетами. Хорошо, день был солнечный, и солнышко хоть как-то грело.
На самой выставке было просто невероятное количество народа. Иногда к каким-то стендам было просто не подойти, приходилось оставлять их и возвращаться к ним позже. Но в конце концов мы посмотрели все работы. Среди них были как разные ювелирные украшения (колье, подвески, кольца, броши) и эскизы к ним, так и стеклянные вазы, флаконы для духов и настольные панно. Создано все это было в конце XIX-начале XX веков, но даже сегодня выглядит необычно, чудесно и потрясающе. Особенность творчества Лалика — это сочетание таких разных материалов, как золото и стекло, бриллианты и искусственная слоновая кость. Очень часто он работал с эмалью и разнообразными камнями.
Мне удалось приобрести книгу с множеством фотографий экспонатов выставки и других работ Рене Лалика.

А тут — некоторые из этих экспонатов (картинки — превью).

Бандо, броши, булавка, кольцо

Вазы

Диадема для спектакля "Береника"

Диадема "Орхидея Каттлея"

Колье

Гребень "Шмели и зонтичные соцветия"

Подвески.

Рукоять трости

00:17 

О далеком городе ночном



Обжигает асфальт свет ночных фонарей.
Расставаться мне жаль. Я стою у дверей.
Тихо капли шуршат по осенней листве.
Это дождь, не спеша, зашагал по Москве...

Спой мне, может быть, уже в последний раз
О далеком городе ночном.
Этот полу-блюз осенний - полу-джаз
Нам с тобой напомнит об одном...

Заливает дождем лобовое стекло.
Ну, чего же мы ждем - столько дней утекло.
Мокрый след от колес вдаль ползет, как змея...
По двухцветью полос нас ведет колея.

Спой мне, может быть, уже в последний раз
О далеком городе ночном.
Этот полу-блюз осенний - полу-джаз
Нам с тобой напомнит об одном...

Ни к чему горевать - ничего не вернуть.
Почему же опять до утра не заснуть?
Тихо капли шуршат по осенней листве.
Это дождь, не спеша, зашагал по Москве...

Спой мне, может быть, уже в последний раз
О далеком городе ночном.
Этот полу-блюз осенний - полу-джаз
Нам с тобой напомнит об одном...

23:58 

Синерукие джамбли




СИНЕРУКИЕ ДЖАМБЛИ
Стихи Эдварда Лира,
перевод Дины Крупской


В море уплыли они в решете,
Они в решете уплыли.
Был сильный ветер и жуткий шторм,
Бурлюкал град, барабакал гром -
Они в решете уплыли.
Крутилось, вертелось их решето,
Им кричали: "Утонете вы, уто..."
Но засмеялись они в ответ:
"Нет, ну что вы, конечно, нет!"
И в решете уплыли.

За синей волной, зелёной волной
Синерукие Джамбли живут.
Всё дальше и дальше, к земле иной
Они в решете плывут.

По морю плыли они в решете,
Быстро и весело плыли.
На маленькой мачте из трубки табачной
Зелёный парус - ах, как удачно,
Что парус они не забыли!
И все, кто их видел, кричали друг другу:
"Представьте, что будет: там ветер и вьюга,
И небо темнеет, и долог их путь!
Скорее, скорее, их надо вернуть -
Они в решете уплыли!"

Но вскоре вода начала прибывать,
Начала прибывать вода.
Чтоб их не тревожила зябкая влага,
Пятки они завернули в бумагу -
И стало тепло тогда.
Поспали в кувшине и ночь миновала,
И каждый подумал: "Да, путь немалый,
И неба не видно в такой темноте,
Но мы же плывём - и плывём в решете.
И мы доплывём туда!"

За синей волной, зелёной волной
Синерукие Джамбли живут.
Всё дальше и дальше, к земле иной
Они в решете плывут.

И встало солнце и вновь померкло,
Погас голубой простор.
И Джамбли лунную песнь запели,
И трубы медные заблестели
В тени золотистых гор:
"О Тимбалоо, как счастливы те,
Кто может в кувшине и в решете,
Кто вслед за луной всю ночь напролёт
Под зелёным парусом вдаль плывёт
В тени золотистых гор!"

О Тимбалоо!..

Они побывали в затерянном крае
Средь западных диких вод.
Купили свинью и полезные стулья,
И пчёл серебристых, гудящих в улье,
И клюквенный кислый торт.
Живую козу и зелёную галку,
И сорок бутылок ду-ду-пузырялки,
И шимпанзе с леденцовой ногой,
И риса - он там совершенно другой -
И сыра! - Но сыр не в счёт.

За синей волной, зелёной волной
Синерукие Джамбли живут.
Всё дальше и дальше, к земле иной
Они в решете плывут.

И вернулись они через двадцать лет,
И тогда все сказали: "Ну вот!
Они побывали в стране Кошмажора
И даже видали холмы и озёра
На острове Ченкель-Бот!"
Им сделали клёцки из лучших дрожжей,
Бокалы подняли за лучших мужей,
И каждый подумал: "Мы тоже могли
Доплыть в решете до прекрасной земли,
До холмов и озёр Ченкель-Бот."

01:08 

Белый кролик

01:08 

Игорь Семенович Кон

Его не стало 27 апреля.
Жалко. Он хорошие книги писал.


00:33 

Муклы на весенней Тишинке-2

05.04.2011 в 17:26
Пишет Marysia Oczkowska:

V Московская международная выставка-ярмарка кукол и медведей Тедди (продолжение 2)
Вот и еще шедевры кукольного искусства. Очень милые.


URL записи

00:32 

Муклы на весенней Тишинке-1

05.04.2011 в 17:20
Пишет Marysia Oczkowska:

V Московская международная выставка-ярмарка кукол и медведей Тедди (продолжение 1)


URL записи

00:18 

Весенняя Тишинка-4

Под небом голубым

Вышитая картина

Медведи-герои

Мелати

Античное

Дама с зонтиком и бегемоты

Дамы самые разные

Шарнирные куклы

Куклы и рисованные тортики

Муклы были на стенде Глории Либры, сфотографировать их мне не удалось. Зато удалось купить Майе юбку-пачку (мукловскую) и кофточку (не мукловскую). Еще на выставке можно было купить конфеты ручной работы, очень вкусные.
Так что хорошая была выставка!

ВСЕ ФОТО С ВЫСТАВКИ ЗДЕСЬ.

23:56 

Весенняя Тишинка-3

23:41 

Весенняя Тишинка-2

23:11 

Весенняя Тишинка-1

Первого апреля мы с Марысей посетили кукольную выставку-ярмарку на Тишинке.
Как всегда, было много всего интересного, соответственно, было что фотографировать.
Больше всего эта выставка напомнила длинную-длинную сказку, где есть место и добрым, и злым героям и где можно встретить множество самых необычных существ.
(Все картинки можно посмотреть в большем разрешении).

Жительницы зефирно-конфетной страны

Чудесные звери

Повелительница змей

Разные известные личности

Птичка-мозгоклюй

"Если бы ты прорвалось наружу, разрушив ребра и кожу..."

"Берегись друд, если хочешь остаться в живых», – не раз говорил ей Маттис. Ведь это из-за них он так долго не выпускал Рони из замка. А глядя на этих красавиц-друд, и не подумаешь, что они такие бешеные и страшные! Они кружат над лесом и пристальным, неподвижным взглядом высматривают добычу, из которой могли бы высосать всю кровь, а потом разодрать в клочья своими острыми когтями".

20:48 

Если долго ходить по Москве - в конце концов сойдешь с ума

Вздрогнув, Приезжий затонул испуганным взглядом в гигантском восклицательном знаке, предчувствуя, что точка обрушится на голову. Сверху разъяснили:
“На начальных ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ КУРСАХ тебя научат отличать артишоки от антрекота и доступно объяснят разницу между траверсом и каперсами. ШИРОКОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ — ПРИЗНАК ШИРОКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ!”
...
Из-за киоска вывернулся Проспект, просвистел над головой и запульсировал около. По обеим сторонам Проспекта двигались в противоположные бесконечности две толпы из безмолвных фигур впритирку. Меж потоков взвизгивали скоростями три транспортных яруса, трассируя в двенадцати временах и четырех измерениях. Среди фигур возвышались памятники. Каждый поток шагал в одну общую ногу, медленно сдвигая монументы в перспективу.
От вибрации заныло в ступнях. Шнурки обезумели. По коленям поползла внезапная тоска. Захотелось выброситься из обуви, чтобы бежать, а он смотрел и смотрел — на обессиленные общим движением плечи туда и плечи обратно.
Хлестнуло вдоль тела жесткое нечто, обменный киоск и очередь переполнило механическим грохотом. Проспект прогнулся, соединяясь дельтой с истоком. Ярусы смешались в дорожной катастрофе — техника глодала технику.
Человек окаменел от машинного воя.
...
Спине стало мерзко и мокро. Приезжий почувствовал, как усталый пот медленно стекает в ботинки.
Она уйдет, вдруг понял он, и вышел из животов и спин. Его место сразу безвозвратно спрессовалось. Я вернусь в пустоту.
...
В душе пустело, как в комнате, в которой умерли любимые вещи.
...
Он внезапно задохнулся, ослабел от отвращения к миру и его зрелищам и опрокинулся в небо первобытным окраинным матом. Ему хотелось устроить конец света, но получились слова, краткие, из трех суставов, черные — через весь невидимый полдень и царапины на солнце; в Пресс-Башне оторвались от пультов остаткинские небожители, и вдоль длинного тела шпиля заныл аварийный сигнал — снижая опасность, с фантастической скоростью верстались новейшие и ярчайшие призывы потреблять дармовое изобилие.
— Чего это он? Чего? — волновались истерикой адидаски и пятились, пятились в глубину непотревоженной массы около киоска.
Приезжему прямо в лицо ударил внезапный Проспект, просквозил с неоновым треском, человек иссяк и ссутулился и швырнул в урну все, что у него было. Карманный мусор со скомканной фотографией жены звякнул не обмененной мелочью, и непритязательное их качество не отозвалось ничем. А человек — сквозь “Адидас” — двинулся прямо в Проспект, в ярусы и времена, смешивая собой транспаранты и левые и правые плечи.
...
— Господи! — взмолился человек своему сну. — Пусть лучше Город насытится мной и исчезнет!


Татьяна Тайганова, "Красное сафари на желтого льва".

Меларикс

главная